Источник: Московское агентство

Общее состояние российской экономики характеризуется наметившимся оживлением, но говорить о существующем «механизме роста» пока рано. К такому выводу приходят руководитель отдела анализа и прогнозирования макроэкономических процессов Центра макроэкономического анализа и прогнозирования (ЦМАКП) Дмитрий Белоусов и его соавторы в аналитической записке «О сценариях социально-экономического развития России на период до 2026», обзор которого опубликовал РБК.

Какие экономические стимулы исчезают

Нынешнее положение российской экономики осложняется тем, что «старые» стимулы роста исчерпывают свой потенциал, отмечают авторы доклада. Эксперты выделяют следующие элементы.

  • Строительные проекты

Объем работ в Строительной деятельности в России в декабре 2022 г. вырос на 10,5% по сравнению с февралем того же года с учетом сезонных колебаний, в результате чего был значительно превышен допандемический уровень (апрель 2020 г.), оценили аналитики Центра развития НИУ ВШЭ в середина мая. В первом квартале 2023 года объем строительных работ увеличился на 8,8% в сопоставимых ценах по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сообщает Росстат. По мнению аналитиков Sherpa Group, на это повлияло «увеличение инвестиций в промышленную и критичную инфраструктуру, дороги, более интенсивное, чем раньше, создание социальных объектов, а также возможность финансирования прогресса регионов». Строительная статистика Росстата пока не включает данные по новым территориям, где сейчас восстанавливаются и строятся около 3000 объектов единым заказчиком стройиндустрии.

Но прямо сейчас, по данным CMASF Materials, строительная отрасль достигает «естественных» пределов роста. На стройку сейчас выделяются «чрезвычайно немаленькие» средства, сказал Белоусов в разговоре с РБК. «Да, потенциал новых территорий огромен, даже без учета разрушений (хотя как это не учитывать), там есть что менять. Однако возможности пока ограничены в плане мощностей — мы не можем увеличить мощности по строительству в десятки раз», — пояснил автор доклада.

  • Фискальное финансирование потребления малообеспеченных граждан

По словам Белоусова, есть опасения, что расширение льгот для малоимущих ускорит инфляцию, кроме того, есть объективные сокращения бюджета. Выполнить обязательства, проиндексировать платежи на 10-15% вполне возможно, но масштабно развертывать новые меры по аналогии, например с мерами по борьбе с пандемией, в текущих условиях вряд ли получится, считает эксперт.

За I квартал 2023 г. социальные выплаты обеспечили 19,4% всех доходов россиян (по сравнению с 20,2% в I квартале 2022 г.), следуют данные Росстата. Это самый низкий показатель с предпандемического 2019 года. По данным портала электронного бюджета, с начала года по 23 мая федеральный бюджет израсходовал 2,77 трлн руб. по статьям «Пенсии», «Социальное обеспечение» и «Защита семьи и детей», т.е. примерно 22% от общих расходов на ту же дату.

ЧИТАТЬ   Краткосрочные прогнозы для BTCUSD, XRPUSD и ETHUSD на 26.04.2023 | LiteFinance
  • Продление государственного оборонного заказа

Предприятия ОПК уже работают в три смены, и хотя есть ограничения из-за нехватки комплектующих и сырья, они продолжают развиваться, пояснил Белоусов. Однако сильно увеличить (скажем, в два или в десять раз) производство уже не представляется возможным, считает экономист.

Перечисленные стимулы действительно не могут долго поддерживать российскую экономику, соглашается Александр Широв, директор Института экономики РАН. Благодаря фискальному импульсу, полученному экономикой во второй половине 2022 года, создается мультипликативный эффект, оказывающий пролонгированное влияние на экономическую динамику. И если в 2023 году эти факторы еще будут играть роль, то в 2024-2025 годах их значение снизится. «Мы должны думать о том, как будем дальше развиваться», — подчеркивает Широв.

От чего будет зависеть экономический рост?

Другие факторы будут определять перспективы дальнейшего перехода от посткризисной стабилизации к новой волне роста, считают в CMASF. А именно следующее.

  • Расширение потребления населения

Он основан на двух факторах. С одной стороны, структурный дефицит рабочей силы вызывает возобновление роста заработной платы. С другой стороны, работает «эффект отложенной покупки»: в 2022 году с рынка ушли иностранные бренды, а часть спроса населения «сдвинулась» в сторону будущего. «Теперь, когда брендовые товары заменяются продукцией новых производителей, наблюдается (временно) дополнительный импульс в продажах непродовольственных товаров», — говорится в записке. В результате быстро растет розничный товарооборот (по оценке ЦМАКП с учетом сезонных колебаний, в январе 2023 г. он увеличился на 6,6% по сравнению с предыдущим месяцем, в феврале — на 0,1%, в марте — на 1,3%).

Общий индекс потребительского доверия в первом квартале 2023 года упал до минус 15%, что является пятилетним максимумом, согласно исследованию СберЦИБ «Индекс потребителей Иванова» от 24 мая (доступно у РБК). «В первую очередь отметим положительную динамику индекса крупных покупок. Это может свидетельствовать о восстановлении спроса на технику, электронику и мебель», — пишут авторы.

  • Рост инвестиций в основной капитал

В последнее время в России наблюдается рост капитальных вложений: в третьем квартале 2022 года, по оценке экспертов ЦМАКП, они увеличились на 0,3% по сравнению с предыдущим кварталом, в четвертом — на 1,7% (данные с учетом сезонных колебаний). Этот рост в основном связан с расширением объемов работ в строительстве, отмечают экономисты. «Поддержка строительной деятельности на государственном и муниципальном уровнях стала важнейшим инструментом стимулирования выхода экономики из кризиса», — говорится в документах. Сейчас есть признаки увеличения инвестиций в машины и оборудование, которые авторы называют «изменениями к лучшему».

ЧИТАТЬ   X дает «бесплатные» синие галочки пользователям, которые никогда об этом не просили
  • Ситуация с импортом

Роль импорта в экономическом росте неоднозначна, отмечает CMASF. С одной стороны, возвращая себе позиции на рынках, в частности потребительских, существенно ограничивает возможности «импортозамещающего роста». Окно для «дешевого импортозамещения» почти закрылось, говорят Белоусов и др.

С другой стороны, предложение импортной продукции может «раскрыть» потенциал производства инвестиционных продуктов (например, автомобилей, отдельных видов комплектующих) и роста торговли непродовольственными товарами длительного пользования, в частности электроникой. Таким образом, «оживление» потребительских рынков, например рынка смартфонов, происходит во многом за счет импорта, указывает ЦМАКП.

Какие сценарии рассматривали экономисты

Эксперты ЦМАКП представили три наиболее вероятных сценария развития экономики России до 2026 года.

Санкционный режим ужесточается и «санкционная война» становится одним из факторов возникновения мирового экономического кризиса, пик которого приходится на 2024 год. В России в рамках антикризисных мер акцент делается не на не на поддержку производства (как в 2022-2023 годах), а на стабилизацию бюджета, торгового баланса и инфляции. В этом контексте мы увидим падение всех составляющих спроса, за исключением потребления домашних хозяйств.

Из-за резкого сокращения экспорта курс рубля в этом сценарии будет самым слабым и к 2026 году достигнет 100-105 ₽ за доллар. В результате в 2023 году динамика ВВП будет отрицательной, но спад не превысит 0,5%. К 2026 году под влиянием растущего потребительского спроса и «непрерывного» снижения импорта можно будет выйти на траекторию роста на уровне 1,5%, смоделированного ЦМАКП.

  • Стабилизация

В этом сценарии нет глобального кризиса: наоборот, происходит постепенный рост мировой экономики и цен на ресурсы. Наряду с восстановлением потребительского спроса стабилизируются инвестиции в основной капитал, экспорт демонстрирует «вялую, хотя и положительную» динамику, а импорт стагнирует (без влияния на ВВП). Власти проводят политику фискальной стабилизации и наращивают резервы различного типа. В результате динамика роста ВВП в 2023-2026 годах будет находиться в диапазоне 0,5-1,5%, прогнозирует ЦМАКП.

  • Стимулирующий

В стимулирующем сценарии основным драйвером роста станет расширение инвестиций в основной капитал. В 2023 году их рост составит 0,5-0,8%, а в 2024-2025 годах благодаря «совместной инвестиционной деятельности государства и предприятий» рост достигнет двузначных цифр (10,2 к 11,6%).

ЧИТАТЬ   Доллар близок к пику? Прогноз на 15.02.2024 | LiteFinance

Российский экспорт нефти и нефтепродуктов в среднесрочной перспективе увеличится за счет переориентации поставок с Запада на Восток и увеличения спроса со стороны Китая и Индии, так что падение экспорта в целом будет менее значительным, чем в других странах. сценарии. В то же время ускоренное восстановление импорта, наоборот, несколько притормозит экономический рост. В результате рост ВВП в 2023-2025 годах составит от 0,7 до 2,5 процента, считают аналитики.

Есть ли реальные источники роста

Основная задача экономических прогнозов — использовать сценарии как инструмент экономической политики, отмечает Широв. «На мой взгляд, возможность глобального экономического кризиса (прогнозируемого по одному из сценариев ЦМАКП) существует, но вопрос о внешних шоках на рынках — это лишь предлог для подготовки инструментов противодействия им», — отмечает он.

Читайте также

В условиях ограничений на экспорт Россия должна в первую очередь ориентироваться на возможности внутреннего рынка, а это потребительский спрос и инвестиции, считает Широв. Если потребительский спрос остается под давлением, то инвестиционный спрос имеет потенциал и зависит не столько от мер государственной поддержки, сколько от наличия кредитно-денежной политики. Кроме того, мы должны развернуть структурную и технологическую модернизацию, заняться импортозамещением, поддержать критические отрасли, — перечисляет директор ИЯФ РАН.

Сегодня нет таких двигателей экономики, которые могли бы помочь ей перейти к устойчивому росту, категоричен главный научный сотрудник Института экономики РАН Игорь Николаев. Бюджетные стимулы, расходы на оборону, мегапроекты не являются основными драйверами экономического роста, они носят временный характер. Инвестиции в основной капитал, экспорт, потребительский спрос считаются основными драйверами, но в условиях санкционного давления они не приведут к росту экономики. «Это иллюзия, что такие стимулы для роста можно найти в среднесрочной перспективе. Максимально возможное — сохранить потенциал экономики, чтобы потом были достигнуты долгосрочные цели экономического процветания», — заключает он.

Произошла ошибка при загрузке.

Source

От admin