Финансовое оружие Китая — легкий долг, за счет которого он завоевывает доверие властей и вызывает геополитические предубеждения против себя. Политологи, опрошенные Kun.uz, ​​говорят, что кредиты, условия которых не разглашаются, — это как забросить крючок. По их мнению, к предложению Китая по защите Центральной Азии следует относиться с осторожностью.

18 и 19 мая в Сиане (КНР) прошел первый саммит в формате «Центральная Азия – Китай» с участием глав государств. На мероприятии были подписаны соглашения на десятки миллиардов долларов и сделаны важные заявления. Аналитики отмечают, что Китай пытается усилить свое влияние в Центральной Азии на фоне ослабления России и ухода США из Афганистана. О саммите и его значении для региона рассказали корреспонденту Kun.uz политологи Фарход Толипов и Камолиддин Раббимов.

— Что означает проведение саммита Центральная Азия-Китай в условиях, когда геополитическое влияние России в регионе несколько уменьшилось?

Фархад Толипов:

— Крупные страны обычно общаются со странами Центральной Азии в формате С5+1. Происхождение этого формата также связано со странами Восточной Азии, хотя он и не называется C5+1. Этот формат был создан по инициативе США в 2015 году. Я имею в виду, что это не только китайская инициатива, таких саммитов, контактов несколько, и они конкурируют друг с другом. Значение и последствия саммита в Сиане можно сравнить с другими подобными встречами C5+1.

Многие эксперты говорят, что теперь приоритетом будет влияние Китая в центральноазиатском регионе, а не США и России. Вы можете согласиться с этими мнениями с некоторых сторон. Но это остается спорным. Си Цзинпин и другие политики из этого круга настаивают на том, что теперь с Китаем нужно считаться на международной арене. Эта вершина, возможно, является сигналом к ​​тому, чтобы считаться с Китаем. Страны Центральной Азии также являются независимыми равноправными странами, поэтому, конечно, от этого зависят будущие отношения.

Камолиддин Раббимов:

— Западные СМИ утверждают, что Китай пользуется ослаблением влияния России в Центральной Азии. Но влияние России по-прежнему велико, и конкуренция за влияние еще не стала открытой. Основные китайские СМИ отмечают, что они являются близкими союзниками России и критикуют коллективный Запад и Вашингтон. В настоящее время регион находится в процессе глобализации. В этой ситуации Китай обеспокоен началом демократических реформ. У них нет «оружия», чтобы остановить или замедлить этот процесс. Вот почему он хочет глубже погрузиться в регион и занять положительное место в сознании людей. Главной проблемой Китая в регионе является уйгурский сепаратизм. Это было его заботой во время распада СССР. Позиция Китая на саммите такова: «Мы поддерживаем вашу территориальную целостность, только вы поддерживаете нашу целостность, сепаратизм допускать нельзя».

ЧИТАТЬ   Своей новой постановкой Люпита Инфанте пытается показать, что она гораздо больше, чем просто внучка легенды.

— Главной проблемой в отношениях с Китаем является боязнь попасть в экономическую зависимость от этой страны. На саммите также обсуждались сделки и гранты на десятки миллиардов долларов. Не ставит ли эта экономическая зависимость от Китая условия перед странами и не угрожает ли их суверенитету?

Фархад Толипов:

— Эти опасения обоснованы. Эксперты также указывают на финансовое оружие Китая. Кредиты из Китая называются легкими кредитами, что означает отсутствие каких-либо условий. Другие западные страны выдвигают определенные демократические условия. Вот почему этот случай из Китая, кажется, бросает приманку. В случае Кыргызстана и Таджикистана также наблюдается попадание в «долговую ловушку». Когда встал вопрос о передаче земли в обмен на долги, кыргызы встали. Как только кредит будет легким и дешевым, это будет хлопотно, и они будут заботиться. Власти говорят, что на данный момент в Узбекистане такой опасности нет, она находится под контролем. Сумма долгов не перешла «красную черту». Но с политической точки зрения привязываться к одной стране на таком уровне нехорошо, это может привести к давлению. Некоторые западные аналитические центры говорят, что кредитные сделки Китая со странами Центральной Азии не являются ни прозрачными, ни абстрактными. Вот почему это вызывает сомнения. Кроме того, благодаря контрактам в проекты вошли и взяли на себя собственные китайские компании. Людям невыгодно, чтобы китайцы приходили работать вместо того, чтобы обеспечивать занятость местных жителей.

Камолиддин Раббимов:

— Я думаю, что ситуация очень сложная. Цель Китая не запугать, а создать эффективную систему контроля. Мониторит общественное мнение в мире и в регионе. Китай всегда использовал долг как рычаг. Если обратить внимание на международную арену, какая страна имеет высокие торгово-экономические отношения с Китаем, эта страна приняла условия Китая. Закрывают глаза на агрессивные процессы в Китае в основном мусульманские и авторитарные страны. То есть Китай входит в доверие властей через кредит. Авторитарные страны не используют эти деньги эффективно из-за коррупции, но эти долги учитываются на государственном счете. Китаю удалось сформировать геополитический уклон в регионе Центральной Азии за счет кредита.

ЧИТАТЬ   Писатель-призрак Байдена избежал обвинений специального прокурора, несмотря на сокрытие доказательств

— Раньше с Китаем практически не обсуждались вопросы обороны и безопасности. На этот раз китайский лидер впервые заявил о своей готовности усилить оборону Центральной Азии и обеспечить мир. Это первая крупная декларация в области безопасности и обороны. Шавкат Мирзиёев также предложил сотрудничество между спецслужбами Центральной Азии и Китая. На что следует обратить внимание странам Центральной Азии? Что можно использовать?

Фархад Толипов:

«Это было очень громкое заявление. Пока сформировались поверхностные представления о том, что Россия несет ответственность за безопасность Центральной Азии, а Китай является крупным экономическим партнером. Теперь Китай предлагает свои услуги. Я думаю, что мы должны быть осторожны в этом случае. Я тоже усомнился в российском факторе, Средней Азии не нужен «зонтик». Насколько необходим «зонтик», предлагаемый Китаем?

Со стратегической точки зрения возникают вопросы, насколько это нужно странам под «зонтиком», нужно это или нет, есть ли угрозы. Как я уже говорил, страны Центральной Азии сами могут создать региональную систему безопасности. Мы не можем отрицать наличие у Китая геополитических интересов. Он может достичь своих целей после любой помощи.

Камолиддин Раббимов:

— Сианский саммит я бы охарактеризовал как подготовительный этап интеграции Центральной Азии и Китая. Китайский лидер подчеркнул необходимость создания платформы не только на экономическом, но и на политическом уровне. Звучит как призыв к интеграции. Китай, кажется, говорит: «Если вы в моей геополитической команде, я предоставлю столько экономической помощи, сколько вы пожелаете».

— Могут ли страны Центральной Азии отказаться от военного сотрудничества?

Фархад Толипов:

— Перед странами Центральной Азии стоит вопрос о проведении самостоятельной и смелой политики. Ситуация на международной арене очень сложная. За 30 лет страны Центральной Азии не смогли избавиться от комплекса слабых государств. То есть боязнь больших стран, неумение сопротивляться. Они так думают, не проверяя это. Неспособность сказать «нет» стала принципом. Это первое, от чего нужно избавиться. На конференции казахстанский аналитик сказал: в отношениях с большими странами у них тоже есть слабые места, надо подумать, можем ли мы на них повлиять, на самом деле. Я всегда так думал. По нашей территории проходят железные дороги, автомагистрали и трубопроводы. Допустим, мы тоже можем делать запросы в такое время. Вы должны правильно рассчитывать проценты и уметь сказать «да» или «нет», когда это необходимо. Национальные интересы должны преследоваться в первую очередь.

ЧИТАТЬ   Праздничный хаос для путешественников, поскольку серьезные перебои влияют на пассажиров

Камолиддин Раббимов:

— Я считаю, что идет подготовка к будущим конфликтам между Китаем и США. Неясно, в какой форме будет столкновение, но соревнование уже началось. В будущем, если пути море-океан будут закрыты для Китая, потребуются транспортно-логистические маршруты. Российско-украинская война подтолкнула Китай ближе к региону. Китаю нужен альтернативный путь в Европу. Китаю нужна Средняя Азия. Рано или поздно в глобализованном мире будет создано гражданское общество, поэтому Китай хочет донести до политической мысли региона, что «мы не враги, мы друзья».

Слово взял Фаррух Абсаттаров.
Иллюстратор и редактор: Абдукадир Толкинов

Source

От admin