Тем временем русская армия неумолимо продвигалась на запад. В битве при Краоне, уже под Парижем, генерал-лейтенант Воронцов действовал самостоятельно против войск, которыми лично руководил Наполеон. Он использовал все элементы русской боевой тактики, разработанные и апробированные А. В. Суворовым: стремительную штыковую атаку пехоты вглубь колонн противника при артиллерийской поддержке, умелое развертывание резервов и, прежде всего, допустимость частной инициативы в бою в зависимости от требований момент. Столкнувшись с этим, французы храбро сражались, даже при двойном численном превосходстве были беспомощны.

«Такие подвиги в глазах всех, покрывающие нашу пехоту славой и уничтожающие неприятеля, удостоверяют, что для нас нет ничего невозможного», — писал Воронцов в приказе после боя, отмечая заслуги каждого: солдат и генералов. Но оба они воочию были свидетелями огромного личного мужества своего командира: несмотря на незаживающую рану, Воронцов постоянно находился в бою, принимал на себя командование частями, командиры которых пали. Недаром военный историк М. Богдановский в своем исследовании одного из последних кровопролитных сражений с Наполеоном особо отметил Михаила Семеновича: «Боевое поле графа Воронцова озарилось в день битвы при Краоне d порывом славы, возвышенной скромность, привычный спутник истинного достоинства.

Source

ЧИТАТЬ   Абрамченко стал одним из главных кандидатов на ротацию в правительстве

От admin