Тем не менее защитники города во главе с Нахимовым продолжали сражаться, постоянно совершенствуя систему обороны. Вокруг южной стороны Севастополя была создана полоса укреплений невиданной для того времени глубины (1,5-2 км). За основной линией обороны находились еще две линии редутов, укрепленных батарей и простых баррикад. Перед главной линией выкапывались 2-3 линии окопов и квартир, в которых могли разместиться целые батальоны. Все линии обороны были связаны сетью проходов. Между линиями устанавливаются различные преграды (выемки, замаскированные ямы и т.п.).

Оборону возглавил штаб коменданта гарнизона. Наряду с городом и кораблем назначались командиры, которые отвечали за состояние обороны в своем районе. Основная линия обороны была разделена на 5 дистанций, во главе которых стояло их начальство. Четко было организовано и снабжение защитников города оружием и боеприпасами.

Для управления обороной использовалась специальная система сигнализации (семафорный телеграф, сигнальные флажки, световые сигналы ночью). В Севастополе впервые заработал созданный русскими инженерами «военно-маршевый электрический телеграф» — последнее слово военной техники того времени.

Осажденные изматывали противника непрерывными вылазками и контратаками. За весь период обороны они совершили более 150 боевых вылетов. В самом крупном из них, в ночь на 23 марта 1855 г., поручик артиллерии Л. Н. Толстой, автор знаменитых «Севастопольских рассказов».

Русские рассеялись по полю боя, перебегая от укрытия к укрытию. Удары наносились по наиболее уязвимым местам — по стыкам частей и по флангам противника. Эта тактика оказалась очень эффективной. В ходе вылазки в ночь на 22 ноября 1854 г. был разгромлен вражеский батальон, прикрывавший осадные сооружения, а в ночь на 19 апреля 1855 г. та же участь постигла еще один батальон.

Жители Севастополя установили наблюдение и разведку. На каждом бастионе и редуте стояли наблюдатели-связисты. Кроме того, велось наблюдение за секретами, расположенными в завалах перед линией обороны. В расположение противника высылались разведывательные группы с задачей добыть «военнопленного», также почти непрерывно велась разведка боем.

ЧИТАТЬ   iMessage избежал ярлыка «привратника» ЕС, а WhatsApp – нет. Вот почему.

Силой обороны Севастополя было взаимодействие различных родов войск. Действия пехоты эффективно поддерживались огнем полевой и корабельной артиллерии. Пароходы регулярно вели огонь по противнику с флангов и поддерживали вылазки осажденных. 6 декабря 1854 года боевые корабли «Владимир» и «Херсонес» сами совершили успешный выход из рейда и обстреляли одну из баз французского флота. Это вынудило союзников выделить значительные силы, чтобы заблокировать вход рейда. Нахимов даже нашел применение парусникам: одни стали плавбатареями, другие — плавучими госпиталями.

Условия обороны становились все более и более тяжелыми. Осажденные испытывали большие трудности с доставкой припасов. Все необходимое очень медленно доставлялось в город на телегах, а союзникам грузы доставлялись на пароходах гораздо быстрее. Особенно ощущалась нехватка пороха и боеприпасов. Севастополь в большинстве случаев не мог ответить тем же на обстрел противника и нёс потери, которых можно было избежать.

Настоящей трагедией при большом количестве пострадавших стало отсутствие врачей, коек, медикаментов, белья, перевязочных материалов, хирургических инструментов. По этой причине многих больных спасти не удалось. К середине ноября госпитали и лазареты Севастополя, Бахчисарая и Симферополя были переполнены более чем 21 тысячей раненых и больных. Из-за отсутствия помещений их отправили в Мелитополь, Бердянск, Феодосию, Николаев, Херсон. Но перевозка больных в бесрессорных четырехколесных фургонах по российским дорогам привела к высокой смертности.

Жители Севастополя постоянно хоронили умерших. С северной стороны были выложены два «полозья», которые заполнялись каждую ночь. В одну приносили трупы, которые с молитвой падали в братскую могилу, в другую — отдельные части тел, которые просто закапывали в землю.

В городе не хватало питьевой воды, так как многие колодцы находились в руках врага. Солдаты и матросы питались только тухлыми сухариками и овсянкой с мясом измученного голодом скота. Трехдневный запас крекеров обычно измельчали ​​в порошок, завязывали в ткань и клали в рюкзак. Но и это мизерное пособие выплачивалось нерегулярно. Одна из французских газет, не разобравшись, сообщила об исключительном патриотизме русского солдата, который всегда носит с собой мешок с землей родины…

ЧИТАТЬ   Гарри Белафонте, певец, актер и активист, умер в возрасте 96 лет.

Так жили не только жители Севастополя, но и все солдаты крымской армии. Редкие случаи дезертирства почти всегда были спасением от голодной смерти. В кавалерийских частях лошади не видели ни сена, ни овса по 3 дня. В татарском селе под Симферополем лошади съели все соломенные и тростниковые крыши. Были случаи, когда лошади поедали друг другу хвосты и гривы. В зимние месяцы осажденные страдали без теплой одежды. В лучшем случае у них был полушубок на двоих.

Народ России присылал военным не только кресты и наплечники, но и деньги, полушубки, рубахи, сапоги, туфли. Однако из-за бездорожья вещи прибыли с большим опозданием и уже повреждены. Полушубки, например, дождавшиеся зимы, прибыли в Бахчисарай для отправки в Севастополь только летом. Поскольку надобность в них отпала, их бросили в покои ханского дворца, где они и сгнили.

Source

От admin