Добровольно-принудительное пребывание Такатая Кахи в Петропавловске-Камчатском продолжалось почти год. Рикорд вселяет «узника» в свой дом. Ему удалось объяснить купцу, что Головнин и его спутники совершенно не несут ответственности за злоключения японцев и задержаны незаконно.

Весной следующего года Такатая снова ступил на родную землю. Он привез с собой заверения российского правительства на Дальнем Востоке, что Головнин и его товарищи ни в чем не виноваты. Надо признать, что Такатая Кахи и Рикорд пошли на серьёзную авантюру: они решили сыграть на том, что японцы — формалисты и о человеке судят по занимаемому им званию. Такатая Кахи решил выдать Рикорда замуж за военного губернатора Камчатки, что он и сделал, когда приплыл за ним на Кунашир.

1 октября 1813 года Василий Головнин под громкие крики «Ура!» вернулся на корабль, снял саблю и попросил Рикорда принять ее в знак благодарности. Образ Такатаи Кахи, сопровождающего своих друзей на лодке, надолго оставался перед глазами Петра Ивановича. Он крикнул по-русски: «Ура, Диана! и поднял руки к небу.

Возможно, если бы пленные не были освобождены, Русско-японская война произошла бы на сто лет раньше и никто не мог бы предсказать ее исход. Позже (в 1818 году) вышла книга «Флотские записки капитана Головнина о его приключениях в плену у японцев».

Source

От admin