Тем временем Дарий пытался достичь соглашения. Александр отказался от предложения персов разделить власть по Евфрату и стать равными правителями. На кону стояла огромная империя, полмира по географическим представлениям того времени, и все это было нужно юному герою.

Положение в греко-македонской армии, наступавшей на Гавгамелу, было нервным: победа над бесчисленными полчищами противника, несмотря на прецедент Исса, казалась почти невозможной. Командир старался всячески подбадривать бойцов. Узнав, что конвои развлекаются сражениями потешных армий «Дария» и «Александра», он приказал их предводителям сражаться на глазах у армии и демонстративно и щедро наградил победителя – естественно, «Александра» – подставив это как хороший знак.

Обнаружив неприятельский лагерь, Александр не стал сразу же атаковать, как тремя годами ранее под Граником, — напротив, он предпочел дать армии отдохнуть, а командирам осмотреться. Накануне битвы македонский царь решил серьезную дилемму. Его советники убедили его атаковать персов ночью, чтобы застать врага врасплох и чтобы вид бесчисленного войска Дария не навел ужас на сражающихся. «Я не краду победу»— цитирует Плутарх гордый упрек Александра.

Такие слова хороши для рассказа, но в качестве объяснения не годятся. Историк Александр Клейменов указывает, что для македонцев ночной бой был привычной тактикой и великий полководец не гнушался ею в благоприятных условиях. Услышав об этом, Дарий ожидал, что Александр нападет в темноте: персы выставили в лагере усиленную охрану. Главное преимущество ночной атаки – внезапность – было потеряно. Поэтому царь македонян позволил воинам спать, а сам почти спал во время боя. Персы, по словам античного историка Арриана, были изнурены всенощным бдением.

Source

От admin